На съемках новой рекламной кампании Garnier Color Naturals бессменная муза бренда Екатерина Климова рассказала ladynote.ru о том, почему не надо бояться менять молодость на опыт и как поддерживать себя в форме, когда, кажется, нет ни одной свободной минуты.

Разговор с Екатериной Климовой должен был состояться на съемочной площадке новой рекламной кампании красок Garnier Color Naturals. Я была в полной уверенности, что общаться мы будем в перерыве между дублями. Картина рисовалась такая: актриса с плотным студийным макияжем и суперобъемной «рекламной» гривой устало, но подчеркнуто любезно вещает о красоте, призывая любить себя со всеми недостатками… Однако все пошло не так.
Интервью в итоге было назначено на самое начало съемочного дня. Макияж, наряды и пресловутая «рекламная» грива отметались. Мне предстояло увидеть актрису перед укладкой и гримом — то есть такой, какой она сама себя видит в зеркале по утрам. С тщательно очищенным лицом и вымытыми волосами. Редкая дерзость для красавицы.


Сразу оговорюсь: без макияжа Екатерина Климова выглядит не просто прекрасно, а феноменально, как будто в ее лицо уже встроен фейстюн.

Гладкая кожа оттенка сливок, точеные черты, ни одного изъяна или неровности. Волосы, которых еще не успели коснуться руки стилистов, густы и блестящи. Но поражает даже не это.
В Климовой, опытной актрисе и взрослой матери четверых детей в диапазоне от 2 до 16 лет, есть что-то даже не юное, а детское. Только не путайте с инфантильностью или наигранной непосредственностью. Катя не пытается шутить и умилять, рассуждает серьезно, называет вещи своими, не всегда приятными именами. Но делает это не со взрослым прищуром и тяжелым вздохом, а легко и по-детски широко раскрыв глаза.
ladynote.ru: Не могу не сказать: вы прекрасны без грима. В вас есть что-то такое девичье, воздушное. Как вы эту легкость сохранили?
Екатерина Климова:
Если вы видите это со стороны, значит, это работает. Стараюсь себя внутренне контролировать. Если начинаю злиться или расстраиваться, заставляю себя тут же выходить из этого состояния. И наоборот, когда вижу счастливых людей, то я стараюсь входить в их состояние, всматриваюсь в их глаза, пытаюсь вспомнить такие ощущения — так в них и погружаюсь. Это постоянная работа.
Раньше я обожала наблюдать за пассажирами в метро. Вот человек читает книгу, вот он прикрыл глаза и погрузился в свои мысли, вот смотрит в окно. Смотришь и понимаешь, как сама выглядишь со стороны.


«Очень люблю наблюдать за влюбленными, у которых блестят глаза, или за детьми, которые сияют, потому что получили пятерку или что-то, о чем мечтали».

Вот у моего Матвея в детстве часто был приоткрыт рот, он как будто был поражен происходящим вокруг. Это было и забавно, и мило. Я берегу эти эмоции и ощущения, перебираю их и стараюсь переживать.
ladynote.ru: Вы сама этому научились или кто-то подсказал?
Е. К.:
Благодаря профессии в том числе я быстро поняла, что красоты не достичь внешними ухищрениями. Мы все равно неидеальные. И когда мне в начале карьеры говорили, что нужно обязательно переделать уши и нос…
ladynote.ru: Извините, вам серьезно советовали хирургическую коррекцию лица?
Е. К.:
«У тебя нет работы? — участливо спрашивали меня, причем, когда я была уже зрелой актрисой. — Проблема в носе, сама же видишь…». Почему я ничего не сделала? Да потому, что уже наблюдала за людьми и видела, что те, кто мне нравится, привлекают не чертами лица — уж точно не ушами и носами. Так я и поняла смысл фразы, которую все постоянно твердят, но явно не до конца через себя пропускают: внешняя оболочка не может быть значимее наполнения. На то она и есть оболочка. И да, тогда же я поняла, что не хочу быть красавицей.

«Есть такая фраза, жестокая, возможно, но честная: ''После сорока лет природе мы не нужны''»

ladynote.ru: Как это Екатерина Климова, одна из самых привлекательных отечественных актрис, не хочет быть красавицей?
Е. К.:
Есть женщины, у которых самоцель быть исключительно красавицей. «Я должна быть красавицей в кадре. Я красавица за кадром. Красавица, когда иду, когда лечу»… Так вот я не хочу быть красавицей — я ей и не стремилась никогда быть.


«Если я выбрала профессию актрисы, то я должна быть разной. Я не могу всегда быть одинаковой — вот этой самой красавицей».

Вы уже не увидите у меня наращенных ногтей или ресниц, или накачанных губ. Потому что тогда я не смогу играть героиню 18 века или 1941 года, какую-то возрастную роль. Кто мне поверит? Со своей этой бутафорией типаж вырисовывается определенный, и он ограничит мои актерские рамки.
ladynote.ru: К вопросу о возрастных ролях. Интересно узнать ваше отношение к тому, что мы взрослеем, меняемся…
Е. К.:
…стареем — если уж называть вещи своими именами. Есть такая фраза, жестокая, возможно, но честная: «После сорока лет природе мы не нужны». Ты уже выполнила свою функцию: родила ребенка, достигла чего-то в профессии. Все, что остается, — продолжать жить, чтобы мир тебя не отторгал. И тут уже кто во что горазд: одни кидаются заниматься здоровьем, другие — внешностью.
У каждого свой путь. Мне нравится, куда двигается Джулия Робертс. Ее пример вселяет оптимизм.


«Если не гнаться за молодостью, а просто органично ощущать себя, то найдутся роли, и в жизни все будет хорошо».

Некоторые актрисы в определенном возрасте, как та же Джулия, говорят, что сейчас нравятся себе даже больше, чем, например, двадцать лет назад. Они не лукавят, объясню, почему. Между актером и зрителем всегда много посредников. И вот тебе, молодой актрисе, дают роль, которая тебе не очень подходит. Одевают на тебя какую-то шляпу и костюм, которые тоже не очень. Говорят, что и как надо делать в кадре или на сцене. И ты счастлива! У тебя появился шанс выйти к зрителю — и пусть тебя саму не разглядеть под всем этим грузом чужих решений.
Со временем, когда ты уже многого достигла, показала, на что способна, ту же шляпу и советы тебе уже не предложат. Ты выйдешь в кадр и сделаешь все так, как считаешь нужным именно ты. И в этот момент приходит колоссальное внутреннее спокойствие. Это ощущение лично для меня дороже молодости. Правда. Потому что в молодости ты вообще не ты.
ladynote.ru: Вы с готовностью меняете молодость на опыт, не хотите быть красавицей... Какой еще не хотите быть?
Е. К.:
Не хочу быть истеричкой, не хочу быть злой. Я уже говорила, что злость надо убирать из себя — силой. Злиться вредно. И даже в кадре надо подменять агрессию и жестокость чем-то. Иначе все это выглядит очень необаятельно. Даже если играешь злодейку.
ladynote.ru: То есть, даже в отрицательном образе, вы хотите вызывать симпатию?
Е. К.:
Конечно! И это вполне естественно. Ты играешь плохого человека, но если ты войдешь в его шкуру, ты увидишь все совсем иначе. Мы никогда не считаем себя виноватыми. У маньяка всегда есть причина, почему он жесток с женщинами. Потому что его бросила мама, потому что в детском доме, куда его отдали, над ним издевались… И это будет внутренняя правда человека. Можно, конечно, играть отрицательного персонажа и ненавидеть его при этом. Но со стороны это будет выглядеть недостоверно, ведь даже самого плохого человека можно попытаться понять.

«Самая дорогая роль — моя Натали Репнина из сериала ''Бедная Настя''. Именно она принесла мне известность и любовь зрителя»

ladynote.ru: У вас есть личный топ ролей, которые особенно дороги?
Е. К.:
Я не буду оригинальной. Самая дорогая роль — моя Натали Репнина из сериала «Бедная Настя». Именно она принесла мне известность и любовь зрителя. Для меня как для актрисы это был очень хороший тренажерный зал. Много чего удалось сыграть — и любовь, и измены, и предательства.
Подарком судьбы считаю также встречу с моим киношным отцом — режиссером Андреем Малюковым. Он дал мне такое количество разноплановых работ (Нина в фильмах «Мы из будущего», Раиса Петерсон в проекте «Куприн. Поединок», Анна Вырубова в фильме «Григорий Р.» — прим. ladynote.ru). Его вера в меня такие крылья дает! Если тебя любят, то исчезают любые ограничения, рамки, и все получается.
ladynote.ru: Над чем сейчас работаете?
Е. К.:
Сняли сейчас «По законам военного времени 2», «Московскую борзую 2». Первый проект — военно-детективная история про события в тылу. Я со своим партнером разбираю дела предателей, дезертиров.
ladynote.ru: Как вы восстанавливаетесь после длительных проектов?
Е. К.:
Год и правда был тяжелый — какой-то перебор работы. Сейчас больше всего мечтаю об одном — выспаться.
Я не общаюсь с друзьями, на меня обиделись, кажется, все. Даже по телефону не могу поболтать — у меня нет двадцати минут на это!


«Меня гложет, естественно, материнская совесть. Кажется, что я плохая мать, плохая жена, плохой друг... Хотя, прежде всего, я просто очень занятая актриса».

Сейчас планирую отдых, надеюсь, ничего не сорвется. В первую очередь нужно себя восстановить — эгоистично, без детей, одной без всех — и стать снова адекватной женщиной. А потом уже наверстывать упущенное.

ladynote.ru: Какая вы мама?
Е. К.:
Нормальная, надеюсь. Меня часто не бывает дома, поэтому, когда я туда попадаю, общаться приходится быстро. А быстро значит строго. Но я знаю, что с ребенком всегда можно договориться. Просто для начала надо сесть и поговорить. Всегда ищу возможности уделить внимание всем: побыть только со старшей дочерью или только с мальчишками. Уехать с ними к морю или только с мелкой (младшая дочь Кати и актера Гелы Месхи Изабелла — прим. ladynote.ru).
В многодетной семье дети тренируются друг на друге. Все бывает: и слезы, и драки, но случилось что, они друг за друга горой. Главное, о чем я только могла мечтать, мои дети дружные.
ladynote.ru: Как нехватка времени, которую вы испытываете, влияет на уход за собой? Хотя вам и стараться особенно не нужно. Кожа прекрасная, волосы, как я вижу, даже без укладки и съемочных манипуляций в идеальном состоянии…
Е. К.:
Мы же понимаем, что бренд Garnier я рекламирую именно потому, что своим примером доказываю: женщина вне зависимости от того, сколько у нее денег или времени, должна за собой ухаживать.


«Лично я не приемлю, когда молодая 30-летняя женщина ходит с сединой. Если нет возможности пойти в салон, купи краску! Сделай хотя бы такую малость для себя».

Что касается моих собственных волос, их действительно много. Прабабушка была цыганка, поэтому волосы хорошие. Современный мир, да и моя профессия, оказывают отрицательное воздействие на организм в целом, но я стараюсь ухаживать за собой как могу.
Если я не на ночных съемках, а работаю в обычном режиме, то всегда нахожу возможность что-то сделать — маску, например. Ассортимент сегодня огромный — от недорогих аптечных средств до продвинутых клинических методик. Всегда можно найти что-то по бюджету. Ведь дело не в цене, я это давно поняла. Главное — регулярно ухаживать теми средствами, которые есть, делать то, что по силам, просто постоянно делать, а не думать: «Я же не Катя Климова!..».

«От себя при полном параде, накрашенной и с укладкой, я давно не испытываю удовлетворения. Наоборот, ценю моменты без макияжа»

ladynote.ru: Какой вы себе больше всего нравитесь?
Е. К.:
Когда я спокойна. Потому что когда я спокойна, я счастлива, а когда я счастлива, выгляжу лучше всего. От себя при полном параде, накрашенной и с укладкой, я давно не испытываю удовлетворения. Наоборот, ценю моменты без макияжа.


«Как только отвыкаешь от себя такой, как есть, можешь потом испугать своим видом не только окружающих, но и саму себя».

А когда привыкаешь к своему натуральному виду, начинаешь себе нравиться независимо от возраста. Особенно когда выспишься.
ladynote.ru: Призывая женщин хоть что-то для себя делать, на что способны вы сама?
Е. К.:
Могу, если честно, все: покрасить волосы, сделать укладку. Часто бывает, что сама переделываю грим или волосы, если недовольна, как это сделал кто-то другой. Чем скандалить, лучше взять и поправить.
ladynote.ru: Своими руками вы можете сделать и мейк, и укладку. А готовить умеете?
Е. К.:
Не просто умею, а люблю. Бывает это, как у многих активно работающих женщин, редко. Для меня это такой релакс! Поэтому когда получается, это целый аттракцион для близких.
Бывало всякое: и ночью делала какие-то блюда, потому что надо было и работать, и кормить семью, а помощников не было. И вставала засветло, чтобы приготовить для детей завтрак перед школой. Даже когда не было ни сил, ни желания, все что нужно делала. Потому что у детей должно быть и первое, и второе, и третье, и компот.
Единственное, чего не умею, — печь. Это очень здорово получается у старшей дочери, ей, видимо, передались гены от бабушки, маминой мамы. Та вставала на заре, ставила тесто, разговаривала с ним даже. Помню, я это тесто ела, пока оно только поднималось, и не было ничего вкуснее.
ladynote.ru: А что вам нравится есть сегодня, уже во взрослой жизни?
Е. К.:
Есть я люблю, особых запретов нет. Долгие годы стараюсь питаться раздельно, то есть свинина с ананасом и под майонезом — блюдо не из моего рациона. А вот кусок мяса с удовольствием себе позволю, но просто кусок — желательно вареный или запеченный. С годами и приходит понимание того, что и как тебе можно, а что лучше не стоит.


«Самое любимое блюдо — запеченная картошка с зеленью и, может быть, сыром. Еще вкуснее запечь ее на природе со сливочным маслом. Хлеб я тоже люблю и пельмени люблю».

ladynote.ru: За что вы любите Garnier, бренд, роман с которым длится уже столько лет?
Е. К.:
Мы совпадаем, наши философии совпадают. Ничего специально, чтобы соответствовать, я не делаю. Их устраивает мой подход к жизни, к работе и к себе.
Мне нравится, что эта марка — для народа. Все, что они создают, лично я на себе пробовала, и какие-то вещи вошли в мою жизнь на постоянной основе. Читаю отзывы в интернете и понимаю, что нас таких много, мы разные, а нравится нам одно и то же. Приятно, что многие, кто любит Garnier (а мы говорим об огромной части большой страны), доверяют мне.